Новости и статьи

Монтессори учитель

Первый шаг, который должен сделать будущий Монтессори-учитель - это подготовить себя. У него должно быть воображе­ние. Известно, что учителя в обычных школах наблюдают за ре­альным поведением учеников, зная, что должны следить за ними, и что должны их учить; а Монтессори-учитель постоянно ищет "отсутствующего" ребенка, В этом - главное отличие. Учитель, начинающий работать в нашей школе, должен верить, что ребенок откроет себя в работе. Он должен освободить себя от всех предвзятостей относительно "уровней" и "типов", на которые распре­деляют детей. Различные типы детей (с большими или меньшими отклонениями от нормы) не должны его беспокоить.

В своем вооб­ражении учитель видит единственный нормальный тип, живущий в духовном мире. Учитель должен верить, что ребенок проявит свою настоящую сущность, когда найдет интересующую его работу. За чем же он наблюдает? Когда тот или иной ребенок начнет сосре­дотачиваться. Для этого учитель должен приложить все усилия, и его деятельность будет познавательной и поэтапной, как это и бы­вает в собственно духовном восхождении. То, что делает учитель, обычно имеет три этапа.


1 этап:

Учитель становится опекуном и хранителем окру­жающей среды. Он занимается этим вместо того, чтобы страдать из-за неуважения детей. Тогда придут исцеление и притяжение, которые привлекают и поляризуют волю детей. В наших деревнях у каждой семьи есть свой дом, и хозяйка делает его как можно бо­лее привлекательным для себя и мужа. Она уделяет дому много внимания, создавая среду, в которой может расцвести нормальная и творческая жизнь. Она пытается превратить свой дом в ком­фортное и уютное место, полное разнообразных интересов. Глав­ное очарование дома состоит в его чистоте и порядке, все вещи находятся на своих местах.

Учитель в нашей школе делает то же самое. Все предметы должны быть в хорошем состоянии и находиться в порядке. Все должно быть продумано, тогда и ребенку эти материалы будут казаться новыми и готовыми для использования. Кроме того, учи­тель тоже должен быть привлекательным, с приятной внешностью, опрятным, чистым, спокойным и полным достоинства. Это идеал, к которому каждый должен стремиться. Находясь в обществе детей, необходимо всегда помнить, что дети - это "избиратели". Внеш­ность учителя - первый шаг к завоеванию их доверия и уважения.

Учитель должен изучать свои движения и делать их как можно более мягкими и грациозными. В этом возрасте ребенок идеализи­рует свою мать. Мы можем не знать ее, но слышать от ребенка, который видит симпатичную женщину: "Какая она красивая - точно, как моя мама!" Вполне возможно, что его мать вовсе не красива, но она кажется ребенку именно такой. И все, кем он восхищается, так же прекрасны, как и его мать. Таким образом, забота о собст­венной личности учителя должна составлять неотъемлемую часть окружающей Среды, в которой живет ребенок; сам учитель - на­сущная часть его мира. Итак, первый долг учителя - наблюдения за окружающей средой. Влияние ее косвенно, но если его не бу­дет, не будет и эффективных постоянных улучшений: физических, интеллектуальных, духовных.

2 этап:

Благоустроив окружающую среду, мы должны про­анализировать, как должен вести себя учитель по отношению к детям. Что мы можем сделать с этими неорганизованными малы­шами, с этими беспорядочными и неопределенными маленькими умами, которые мы надеемся увлечь какой-то работой? Я иногда употребляю слово, которое легко неправильно истолковать: учи­тель должен быть соблазнительным, должен увлечь детей. Прояв­ляя себя - учитель должен быть подобен пламени, согревающему все своим теплом, манящему и вливающему новые силы. Учитель не должен бояться, что он прервет какой-то важный психический процесс, который еще не успел проявиться. Перед концентрацией руководитель может делать в большей или меньшей степени то, что считает нужным; он может вмешиваться в деятельность детей настолько, насколько он считает необходимым... Учитель, имеющий дар очаровывать детей, может предло­жить им выполнить различные упражнения, даже те, которые не имеют познавательной ценности, но которые могут успокоить де­тей. Все знают, что веселый учитель имеет больше шансов увлечь детей, чем скучный, и мы все можем быть веселыми, если попыта­емся...

Если на этом этапе еще есть ребенок, настойчиво досаж­дающий другим, самое правильное - остановить его. Мы часто по­вторяем, что когда ребенок поглощен работой, учитель не должен вмешиваться в его деятельность, чтобы не прервать ее цикл или не помешать ее свободному развитию; но в этом случае правильный методический прием совсем обратный: нужно нарушить течение разрушающей деятельности. Это может произойти в форме вос­клицания, в проявлении особого интереса к беспокойному ребенку. Отвлекающая демонстрация любви, возрастающая прямо пропор­ционально беспокоящей деятельности ребенка, подействует на него подобно серии электрических разрядов и вовремя даст результат.

3 этап:

В конечном счете, приходит время, когда ребенок начинает проявлять интерес к чему-нибудь - обычно к упражнениям из практической жизни; опыт показывает, что работа детей с сен­сорным материалом бесполезна и вредна до тех пор, пока они не будут готовы извлечь из этого пользу.

До того как познакомить детей с материалом такого рода, любой учитель должен подождать, пока они смогут найти в себе силы сосредоточиться на чем-нибудь, и обычно, как я уже говори­ла, это происходит на упражнениях практической жизни. Когда ребенок начинает проявлять интерес к одному из них, учитель не должен прерывать его, так как этот интерес соответствует законам природы и раскрывает весь цикл новой деятельности. Но первый шаг еще такой хрупкий и деликатный, что при прикосновении он может снова исчезнуть, как лопается мыльный пузырь, и с ним уйдет вся прелесть этого момента.

Похвалы, помощи или даже взгляда бывает достаточно для того, чтобы прервать ребенка или нарушить его деятельность... Вот важный принцип, следование которому может принести успех: как только у ребенка появилась концентрация, действуй так, как если бы ребенок не существовал вообще... Обязанность учителя – только предлагать новые вещи, зная, что ребенок исчерпал все возможности тех материалов, которые он использовал ранее.

Умение учителя не вмешиваться приходит с практикой, но оно никогда не приходит легко. Это означает, что учителю нужно подняться до духовных вершин. Настоящая одухотворенность осознает, что даже помощь может быть источником гордости.

Настоящая помощь, которую может оказать учитель, за­ключается не в послушании сентиментальному импульсу. Учитель помогает проникнуться любовью к дисциплине. Используя это ка­чество вместе с проницательностью, он достигает успеха, и учит тому, что добродетельный человек становится более счастливым, счастливее того, кому это добро предназначалось. Настоящая доб­рота служит нуждающемуся, не раскрывая себя, или, когда она раскрыта, принимает вид не помощи, а чего-то естественного и спонтанного.

Мы служим не телу ребенка, так как знаем, что на опреде­ленном этапе своего развития он должен делать это самостоятель­но. Основа нашего обучения заключается в том, что в этом смысле не нужно обслуживать ребенка. Он должен приобрести физиче­скую независимость, стать самостоятельным, он должен приобре­сти независимую волю и свободу выбора, он должен научиться работать без перерывов. Развитие ребенка продвигается по пути прохождения разных этапов независимости, следующих один за другим, и наши знания в этой области должны руководить нашим поведением на этом пути. Это искусство духовного служения; ис­кусство, которое может быть развито в совершенстве только в работе с детьми.

Когда учитель встретится с нуждами вверенной ему группы детей, он поймет достоинства общественной жизни, и наблюдения за проявлениями детской души доставят ему много радости. Это большая привилегия – уметь наблюдать за ними. Это привилегия путешественника, добравшегося до оазиса и слышащего журчание воды в самом центре пустыни, которая казалась такой бесплодной, раскаленной и безнадежной...

Но это происходит не сразу. Сначала учитель скажет: "Я видел такого ребенка, каким он и должен быть, и он стал даже лучше, чем я ожидал". Вот это значит – понять раннее детство. Недостаточно знать имя ребенка и профессию его отца: учитель должен знать и повседневно утверждать в жизни секрет детства. Благодаря этому он приобретает не только глубокие знания, но и особый вид любви, направленной не на отдельного человека. А на тайну, спрятанную в глубине его души. Когда дети раскрывают свои души, учитель, возможно впервые, понимает, что такое на­стоящая любовь. Эти откровения преобразуют и его. Это то, что трогает сердца и постепенно изменяет людей. Это уже было замечено, и нельзя умолчать об этом. Имена детей можно забыть, но нельзя стереть след, который произвели их души и любовь, кото­рую они смогли разбудить.

Есть два уровня любви. Часто, когда мы говорим о нашей любви к детям, то ссылаемся на заботу, которой их окружаем, на ласки и любовь, которые мы изливаем на тех, кого знаем и кто будит в нас нетленные чувства. Если же с ними нас связывает ду­ховное родство, мы показываем это, обучая их молитвам.

Но я говорю совершенно о другом. Это уровень любви, которая уже не является ни личной, ни материальной. Служить детям - это чувствовать, что ты служишь духу человека, духу, ко­торый должен сам творить себя. Различия между уровнями были на самом деле выявлены не учителями, а детьми. Учитель чувству­ет, что его подняли на высоты, о которых он раньше никогда не знал. Ребенок заставляет учителя расти до того уровня, на кото­ром тот достигнет его сферы.

Какой же главный признак успеха преобразования учителя? Можно так его сформулировать: "Сейчас дети работают так, как будто меня здесь нет". До своего преобразования чувства учителя были совсем обратными; он считал, что именно он учил детей, именно он поднимал их с низкого уровня на высокий. Но теперь, когда видны проявления детского духа, самая большая ценность, которую он может причислить к своему вкладу, может быть выра­жена словами: "Я помог этой жизни выполнить задачу, поставлен­ную еще при сотворении мира".

Это настоящее удовлетворение. Учитель, обучающий детей до шести лет, знает, что он помог человечеству в неотъемлемой части его формирования. Учитель может не знать детских подроб­ностей, кроме тех, которые дети сообщают ему в разговоре. Воз­можно учителю не интересно знать о том, как дети представляют свое будущее, но он твердо знает что в период формирования дети делали то., что должны были делать. И он может сказать: "Я слу­жил духу этих детей, и они осуществили свое развитие, а я в тот период был их товарищем".

Помогая природе, человек поднимается на следующую ступеньку, так как движение вверх - закон жизни. Именно дети создали эту замечательную лестницу, ведущую все выше и выше. Закон природы - порядок, когда приходит, мы понимаем, что дос­тигли порядка мира. Ясно, что природа включает миссии, которые она поручила детям - побудить нас, взрослых, для достижения высшего уровня. Дети ведут нас на высшие уровни развития чело­веческого духа, и посредством этого решаются материальные про­блемы. Это не назидание, а, скорее всего, напоминание, а для наших учителей – призыв, вид обучающей программы, нашей единственной программы:

«О, Господи, помоги нам вникнуть в секрет детства, чтобы мы могли знать ребенка, любить и служить ему в соответствии с законами Твоей справедливости и следовать Твоей воле!»

"ВПИТЫВАЮЩИЙ УМ."

Перевод с английского И. Дичковской.
Made on
Tilda